a.music

Войти через uID
Главная » Статьи » » Другой декаданс [ Добавить статью ]

Джон Энтвистл в рамках The Who. Часть 2

Когда шли разговоры о конце группы The Who Джон вместе с Китом Муном собирались вместе уйти и организовать группу Led Zeppelin.

И Джон для Кита сочинил песню, люди, которые знали Джона, знали, что его творческие способности проявляются лучше утром. Так что лучше было заказывать студию на утро.

Эта песня называлась Dr. Jekyll and Mr. Hyde. Вот о чем поется в этой песне:

 

«Кто-то тратит мои денежки,

Что ни заработаю, все куда-то девается.

Во все мои дела он вмешивается,

И я знаю, дело плохо, едва появится мистер Хайд.

 

Стоит мне выпить и мой характер меняется,

Мысли и тело преображаются,

Такое странное происходит со мной превращение,

И вместо меня все видят мистера Хайда.

 

Если встретишь меня, подумай, а я ли это?

Я теперь уже сам не знаю, кем окажусь.

Приятный парень, который угостит тебя стаканчиком,

Осушив свой, мгновенно превратится в мистера Хайда».

 

Альбом Tommy явился для группы решающим.

Если бы этот альбом не был успешным, то возможно, что группа просто бы перестала существовать, как факт.

Таунсенд, в интервью неоднократно говорил, что он жил с такой мыслью, что The Who развалятся через ближайшие пару минут. Либо сборщик налогов, либо несовместимость характеров.

Что-то одну группу да убьет.

Но тут на сцену выходит слепой, немой, глухой мальчик.

Притом. Что группа была популярна, как концертный состав, диски их никто не покупал, просто не было смысла.

И Tommy внес просто что-то новое.

Группа, как раз, очень много гастролировала в 60-м, 70-м, играли в оперных театрах. Это тоже была идея Кита Ламберта, устроить турне по оперным театрам, правда Джон был этим очень недоволен. Он сказал, что «нас теперь знают, как исполнителей Tommy, а все остальное забыто.

То есть все погромы на сцене, все битье гитар. Все коту под хвост. Мы стали играть гламурный рок для особ вроде Джеки Онассис, и мне это было не по душе.

По-моему, раз уж мы выступали в оперных театрах, то надо там было все разнести к чертям».

Конечно, Джон кривит. У всех были дорогие вещи и приход богатых посетителей, которые платят за вход большие деньги, это явный заработок. Но Джон так говорит, чтобы его было интересно слушать, он превращает жизнь в литературу.

Начиная с Tommy вещи стали длиннее и звучать они тоже стали по-другому.

Они стали более цельными и разбитыми на группы, в рамках которых каждый из исполнителей нашел что-то свое.

Первый тираж пластинки с винила на CD полностью соответствовал оригиналу, но впоследствии был издан как бы более полный вариант.

Песню Heaven and Hell трудно было записать в концертном варианте, на концерте Live at Leeds просто повезло, потому что она была первой и на ней настраивали аппаратуру. Сам Энтвистл говорил, что «мы с нее всегда начинали. Потому что во время исполнения этой песни очень удобно настраивать инструмент и много открытых струн».

Текст Heaven and Hell, это типичный юмор Джона, она о том, что люди часто говорят о том, о чем не имеют представления:

 

«Высоко в небесах, есть такое место,

Куда ты попадаешь, если не натворил ничего плохого.

А глубоко под землей есть такое место,

Куда ты попадаешь, если вел себя плохо.

 

Ах, почему нельзя жить вечно и не умирать вовсе.

 

Высоко в небе у тебя вырастут крылья.

И ты будешь летать взад-вперед,

Бренча на арфе и распевая псалмы.

А внизу, под землей, вырастут рога и хвост.

Будешь слоняться с вилами и громко стонать.

 

Ах, почему нельзя жить вечно и не умирать вовсе».

 

В этой песне также звучит одно из редких соло Пита на гитаре.

А по поводу Кита Муна, который на ударных редко пользовался ногами, Джон сказал: «Я играю очень громко, Питер играет очень громко, а за нашей спиной Кит Мун играет свое собственное соло».

На альбоме Tommy Джон принял участие в создании двух персонажей, в частности это был персонаж по имени «кузен Кевин» и «дядя Эрни». Оба страшные извращенцы.

Дело в том, что Пит Таунсенд чувствовал, что не может написать таких злобных песен и обратился к специалисту.

Вот что вспоминает Джон: «Дело было в Детройте, в 1968 году (они были на гастролях).

У нас было собрание по поводу Tommy, Пит предложил мне написать две песни. Он чувствовал, что сам написать такое не может.

Вкратце, поручил мне сочинить одну песню про мужеложство, по инициативе развратного дяди, и про издевательство со стороны, ну не уверен, что речь шла о кузене, но подумал, что персонаж вполне может быть сыном дяди Эрни.

Песни я сочинил очень быстро, на заданную тему я сочиняю запросто.

Соответственно, у нас, таким образом, родились два извращенца. Дядя Эрни и кузен Кевин».

When I Was a Boy для Энтвистла характерна, в ней он размышляет над жизнью. И с юмором здесь плохо.

И, может быть, именно поэтому эта вещь никуда не попала и нигде не была издана и ее можно найти на диске Who Rarities.

В 1971 году, когда группа работала над альбом Who’s Next, можно сказать немного о концепции, которая стоит за ним.

Отчасти это было связано с тем, что группа очень много гастролировала, получала отклик от публики, и, по крайней мере, некоторым участникам группы The Who это надо было осмыслить.

В частности Питу Таунсенду. Он говорил такие вещи: «На рок-концертах бывают такие моменты, когда и группа и публика полностью себя забывают и становятся полностью жертвенными. Это самые драгоценные моменты в моей жизни. Те мгновения на сцене, когда все едино».

И, возможно, в этой фразе есть ключевая мысль, которая помогает понять идею Lifehouse (игра слов с Light House – маяк).

Есть много версий, но как говорил сам Пит: «Lifehouse о группе музыкантов, которая выглядит и ведет себя примерно как The Who, у роуди этой группы, по имени Бобби, есть мечта. В общем этот парень находит музыкальную ноту, которая разрушает вообще все.

И когда все разрушено, остается одна нота, истинная, та самая, которую все искали».

Lifehouse, это идея концептуального альбома, которая не была реализована, вместо нее получился Who’s Next. Должны были сделать двойной альбом, а получился один.

На эту предполагалось снимать и фильм, причем у каждого участника группы были свои представления о том, что такое Lifehouse.

Джон Энтвистл, в частности. Думал, что группа и аудитория должны вместе сосуществовать неопределенный период времени.

А Долтри волновался, хватит ли проводов, чтобы всех обмотать. Соединить друг с другом.

И у Таунсенда был полный хаос в голове, это был пример того, как ему не хватало Кита Ламберта, который увлекался наркотиками.

Песня When I Was a Boy редкость, она никуда не попала и была написана в период работы над Who’s Next, 7 июня 1971 года, рабочее название этой песни Time Waits for No Man.

Вот о чем в ней поется:

 

«Малышом я был беззаботным,

Но теперь я вырос и от забот голова пухнет.

Когда мне было пять, я был рад, что живу.

А теперь я вырос и думаю, когда же наконец помру.

 

Боже, как время летит.

Только родился и начинаешь умирать.

Время никого не ждет,

И жизнь пролетит, не успев начаться.

 

Вот я сижу у окна, вспоминая прожитое.

Золотые времена давно уже в прошлом,

Как это было давно,

Напрасно прожитые годы.

 

Надежды, страхи, смех и слезы.

Я все вспоминаю, думаю и не могу понять.

В какой же момент все пошло не так.

 

В детстве, я мыслил как ребенок,

Теперь я вырос и мысли нет вообще.

Когда я был подростком, мечтал, как и все,

А теперь вырос и ни о чем не мечтаю.

 

Боже, как время летит.

Только родился и начинаешь умирать.

Время никого не ждет,

И жизнь пролетит, не успев начаться.

 

Вот я сижу у окна, вспоминая прожитое.

Золотые времена давно уже в прошлом,

Как это было давно,

Напрасно прожитые годы.

 

Надежды, страхи, смех и слезы.

Я все вспоминаю, думаю и не могу понять.

Отчего все пошло не так».




Источник:
Категория: Другой декаданс | Добавил: Dreamy_Owl (29.03.2013) | Автор:  
Просмотров: 335 | Комментарии: 0 | Теги: статьи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]