a.music

Войти через uID
Главная » Статьи » » Конец эры классического рока [ Добавить статью ]

Семейка Оззи Осборна. Часть 2

Вот что говорит Шарон о том, как Оззи пришел знакомится с лейблом, который должен был издавать в Америке его диски: «Поскольку CBS находились в Century City, как раз рядом с тем местом, где располагался офис нашей компании, мы решили, что Оззи должен зайти туда, представиться и познакомится со всеми, начиная с рекламщиков и кончая отделом продаж.

Накануне мы обдумывали, как бы сделать так, что бы визит Оззи запомнился и решили, что принесем с собой пару голубей и Оззи войдя выпустит их, как символ мира, свобода, красоты. Мы не собирались поднимать никакой шумихи, не приглашали никаких репортеров, это была просто акция приветствия партнеров.

На следующий день мы купили двух голубей в зоомагазине на беверли-хиллз и когда Оззи вылез из машины, птицы были уже у него в карманах, по одному в каждом.

Оззи чрезвычайно застенчивый человек, особенно если он встречается с незнакомыми ему людьми, поэтому к моменту, когда мы входили в двери компании, он, будучи на нервах, уже порядком набрался порядком из бутылочки куантро.

Тут же выяснилось, что он далеко не единственный исполнитель, который сегодня должен был предстать перед очами руководителей компании. Поэтому, пока мы ждали своей очереди, Оззи нервничал все больше и больше. Я видела, что он уже на пределе, я уговариваю его успокоиться, тут наступает его очередь войти.

Его встречают общими для всех словами «привет, привет, как дела? Рады приветствовать вас» и Оззи понимает, что никто понятия не имеет о том, кто он такой.

В основном перед ним люди из отдела маркетинга, тогда он садится на колени одной из девушек, которая, как выяснится, должна была заниматься его promotion. Не то, что бы она была настроена враждебно к нему, просто она была чрезвычайно холодна.

Потом он объяснил, что подумал: «Ну ладно, раз вы так».

Он достает из кармана первого голубя, засовывает его голову себе в рот, откусывает ее и выплевывает на колени девушки со словами: «Да пошли вы все!».

Тут же достает из другого кармана вторую птицу и выпускает ее, голубь начинает летать по комнате, в то время, как тушка первого все еще бьется на столе, куда Оззи бросил ее.

В комнате на мгновение воцаряется тишина, потом девушка начинает визжать, а всех остальных скручивает приступ рвоты.

Появляются люди из Security, которые выводят всех из комнаты, я не могу поверить в то, что он только что сделал».

Некая похожая история с откусанной головой вышла на одном из концертов, когда один псих фанат кинул в Оззи летучую мышь, а тот подумал что это игрушка и откусил ей голову.

«Оззи и Рэнди (Рэнди Роадс, который вскоре погиб очень молодым) были увлечены Филом Коллинзом и бесконечно слушали его первый сольный альбом Face Value, как только начала звучать их любимая In the Air Tonight, Руди и Тони начинали молить: «Нет, только не это!». А Оззи, чьи уши, за долгие годы, привыкли к сверхгромкости Black Sabbath, слушал все на максимальном уровне громкости, кончилось все тем, что через месяц Руди и Тони завладели пленкой и выбросили ее на ходу из окна автобуса.

«Эй, кто-нибудь видел мою кассету Фила Коллинза?».

«Нет!».

Чуть позже такая же судьба постигла альбом Джерри Рафферти City to City, Оззи обожал и его. И на этот раз всех нас достала песня Baker Street.

«Кто-нибудь видел?».

«Нет!», все отвечали хором.

Потом настал период увлечений Фрэнком Синатрой и Дином Мартином, хард-рок или хеви Оззи не слушал вообще никогда.

Если речь заходила о жанре, в котором играет сам Оззи, то он предпочитал не слушать его.

Если ты весь день проработал на шоколадной фабрике, то вряд ли тебе дома захочется есть батончик «марс».

Вот что говорит Шарон об истории с Рэнди Роадсе: «Однажды в марте 1982 года, мы оказались во Флориде. Мы ехали всю ночь из Ноксвилля в Орландо, где нас ждало выступление на фестивале в паре с группой Fournier. Вдруг забарахлил кондиционер и водитель посоветовал нашему роуди попробовать решить эту проблему обратившись в компанию, у которой мы арендовали автобус.

Тем более, что мы все равно будем проезжать мимо их офиса, почему бы не остановится там.

Я ничего об этом не знала, когда мы садились в автобус в Ноксвилле я устроилась в хвосте и отключилась.

Проснулась я от страшного удара, который выбросил меня в проход. «Авария», сразу подумала я. Какое-то время тряска и шум продолжались, а потом я выглянула в окно.

Вокруг было зеленое поле. Тут начался крик, Оззи был уже на ногах, пытался открыть дверь ведущую из хвостовой части в автобус, но когда это ему удалось я  увидела только часть прохода, потому что посредине он загибался в сторону. По полу были разбросаны какие-то вещи и понять, что произошло было невозможно.

Тут я почувствовала странный запах и тут же Оззи заорал мне: «Из автобуса, давай!».

Я выскочила из автобуса на траву, кругом люди, стоявшие на коленях, все плачут.

Я начинаю понимать, что мы находимся посреди поля, неподалеку замечаю что-то вроде посадочной полосы, разбросанные то тут, то там небольшие самолеты.

Я кричу: «Что случилось, что случилось?». И вижу Джека, нашего роуди.

Я кричу ему: «Где Рэнди?». Он отвечает мне, что они с моей служанкой только что погибли во время аварии самолета.

Я стою молча, держу в руках туфли и хочу запустить ими в него, я ничего не понимаю. Самолет, что это за запах горючего повсюду…

И только тут я начинаю что-то понимать. Повсюду разбросаны обломки самолетов, вперемешку с фрагментами человеческих тел.

Я никак не могу понять то, что вижу своими глазами.

Я все спрашиваю окружающих: «Что случилось? Что здесь случилось?».

Но все только отмахиваются. Не помню сколько времени прошло, пока до меня окончательно не дошло. Рэнди и Рейчел (это служанка), погибли, их больше нет.

Но я все равно отказывалась это понимать.

Как выяснилось, у автобусной компании был также парк самолетов и вертолетов. А у нашего водителя была еще лицензия на управление самолетом.

Когда посреди ночи мы заехали сюда, что бы попросить починить нам кондиционер, он решил взять самолет и сделать два-три круга в небе. Он выбрал один из самолетов, взял с собой пару человек покататься.

«Кто-нибудь хочет полетать», спросил он.

И Рэнди с Рейчел изъявили желание».

Это было страшным ударом для Оззи, через какое-то время он заявил, что оставляет музыку и больше не будет работать. И если бы не Шарон, то возможно Оззи бы как музыкант исчез.

Во второй части книги, Шарон рассказывает о том, как обошлась с группой Iron Maiden, она предъявляет претензии не самой группе, говоря что там есть хорошие ребята, за исключением Брюса Дикинсона, который с первого концерта стал выражать недовольство звучанием, аппаратурой и с каждым следующим концертом он все больше и больше расходился. И кончилось все тем, что он стал нападать на всю бригаду, которая организовала Ozzfest и на самого Оззи. Шарон терпела долго, но потом всё все равно закончилось.

«Дело было в Германии, где музыкальный жанр, в котором выступает Оззи бескрайняя нива. Второго подобного рынка сбыта не найти по всей Европе. Немецкая звукозаписывающая компания устраивает неформальный ужин, на который приглашена молодая американская пара, которая выиграла радиоконкурс, призом в котором были билеты на концерт Оззи и право отужинать в его обществе.

После концерта все мы приходим в ресторан и Оззи словно теряет рассудок. Он снимает с себя все, кроме носков и ботинок.

Представьте себе эту картину. На нем нет ничего! Он залезает на столик, левым указательным пальцем изображает усики, прямо как у Гитлера, а правую руку выкидывает вперед в нацистском приветствии и начинает маршировать по столу, выкрикивая: «Хайль Гитлер».

Потом останавливается рядом с местом, где сидит шеф звукозаписывающей компании, у которого волосы и борода просто встали дыбом, берет у него из рук бокал вина, опускает в него свои яйца, пытается взболтать ими вино, а потом ставит бокал назад на стол.

В зале полная тишина, слышно лишь как каблуки Оззи стучат по деревянному столу и слышен звон бокала. Все молчат и тут Оззи произносит: «Вы все здесь хреновы нацисты. Вы убили 6 миллионов евреев».

Затем он слезает со стола, садится прямо на шею шефу компании, обхватывает ногами его спину и говорит: «Ну как поцелую меня засранец».

А потом притягивает его голову к себе и сует ему в рот язык.

Победители конкурса из Калифорнии застыли, словно олени, освещенные фарами автомобиля.

Я делала вид, что подбираю салфетку с пола потому, что не могла смотреть на все это с серьезным лицом. Все наши музыканты, зажали руками рты, чтобы не рассмеяться, зато шеф компании не нашел в этом ничего смешного и затаил на Оззи обиду. После чего мы на несколько лет перестали приезжать в Германию.

Не ездим мы и во Францию, причем до сих пор, там тоже произошла подобная история.

Оззи может выступать где угодно. В России, Корее, но только не во Франции, о ней можно забыть. Такой страны для нас не существует».

На песне I Just Want You с альбома Ozzmosis есть такие слова: «Нет дверей, которые нельзя было бы открыть, не бывает войн, которые нельзя было бы выиграть. Не бывает ничего абсолютно неправильного, как и песен, которые нельзя спеть, не бывает необъяснимых странностей, как и Богов, в которых бы не верил никто, не бывает имен, которым бы ни называли людей. Но многого мне не нужно, мне нужна только ты».

«Однажды Оззи здорово напился. К тому же наглотался какой-то гадости и завалился в кровать. Я читала внизу, дом был старый, стены толстыми, а звукоизоляция отличной. Поэтому я не слышала, как он спустился вниз и поняла это только, когда открылась дверь в гостиную.

Он вошел и сел на диванчик напротив меня.

Вокруг квадратного кофейного столика было три таких диванчика.

И тут он заговорил. «Мы решили», сказал он.

«Мы? И что же вы решили?».

«Что ты должна умереть».

Я посмотрела ему в глаза, когда он был абсолютно не в себе, его глаза были лишены всяких эмоций, я о таких глаза говорила: «Все, ясно, жалюзи опущены».

Он все еще мог видеть, но за этими глазами никого не было. Это были глаза мертвеца.

Можно было умолять его на коленях, можно было приставить пистолет к виску, в таком состоянии Оззи не слышал, не воспринимал абсолютно ничего.

Когда я увидела его глаза, я испугалась.

«Нам очень жалко делать это», продолжал он. «Но видишь ли, у нас нет выбора».

Он говорил очень спокойно и очень вежливо. Я еще никогда не видела его таким, никогда… и это было так страшно, я оказалась на краю пропасти.

И тут он прыгнул. Я сидела закинув ногу на ногу, на диване, как я сижу всегда, он буквально набросился на меня. Я даже не успела снять одну ногу с другой, как он навалился на меня всем своим весом, схватил меня за горло и мы покатились на пол.

Он встал на колени и принялся душить меня, я не могла даже кричать, его руки сжимали мое горло и я задыхалась. Я чувствовала, что теряю сознание. В то же время моя рука пыталась нащупать кнопку тревожного звонка на кофейном столике, наконец, я нащупала кнопку и нажала ее.

Сирена включилась, ее звук разносился по всему дому и отдался у меня в ушах. Это было последнее, что я помню».




Источник:
Категория: Конец эры классического рока | Добавил: Dreamy_Owl (19.03.2013) | Автор:  
Просмотров: 311 | Комментарии: 0 | Теги: статьи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]