a.music

Войти через uID
Главная » Статьи » » Упаднический декаданс [ Добавить статью ]

Андерграунд глазами Мика Фаррена. Часть 1
Каким же образом среди хиппи могли зарождаться корни панк рока. Если говорить о хиппи и Англии, то можно вспомнить свингующий Лондон. А если говорить о том, кто же был самым панковским или протопанковским в свингующем Лондоне, то можно вспомнить такого деятеля как Мик Фаррен, который сейчас, может, не так известен.

Мик Фаррен и его группа Deviants, которая претендует на звание первой британской панк команды, потому, что они действовали еще в 60-е годы.

Мик Фаррен написал книгу «Угостите анархиста сигареткой», в которой он вспоминает, как вообще было в Лондоне в 60-х, ну и не только.

Вот что говорит о Мике Фаррене Тони Хэнкок, некий деятель британского андерграунда: «Мик Фаррен был плохим человеком, я думал, что он плохой человек, по крайней мере. Фаррен всегда бредил о том, что бы стать рок звездой, но подобная участь ему совершенно не грозила. У него было все для того, что бы стать рок звездой, кроме таланта. Его тяга к славе была значительно более заметней, чем его политические взгляды».

Пытаясь пробиться к славе, Фаррен перепробовал огромное количество платформ и пообщался с разными людьми, а также побывал в разных ситуациях. Соответственно у него осталось много воспоминаний.

Майкл Энтони Фаррен родился 3 сентября 1943 года в провинциальном городке Челтенхем, детство у него было не легкое, возможно потому, наверное, что отец его погиб еще во время войны. Его воспитывал отчим, с отчимом, естественно, были конфликты. Ситуация ухудшилась когда Майк начал слушать музыку рок-н-ролл, естественно. Отчиму рок-н-ролл не нравился, вплоть до того, что ему просто не разрешали слушать, запрещали в доме ставить такие пластинки. И аналогичные проблемы были в школе, целый ряд таких проблем.

Но когда Фаррен сам вспоминал свое детство и пытался понять, что появилось раньше – яйцо или курица, то, есть его сердитость на окружающий мир или отношение окружающих к нему. То он всегда говорил, что его гнев, его сердитость – это то, что с ним было всегда, сколько он себя помнит. Он был сердит, а все остальные события появились вытекающим образом.

Естественно, когда среди подростков началось повальное увлечение музыкой, он тоже с друзьями собрал группу, но тут действительно оказалось, что музыкальных талантов у него немного, как оно, в общем-то, в дальнейшем и было. И особенно играть на каких-то инструментах у него не получается. Поэтому он всегда был фронтманом, вокалистом, правда тут была проблема в том, что петь особенно он тоже не умел, но зато очень хотел.

Через некоторое время он перебрался в Лондон и после некоторых перемещений по нему осел в одном из самых дешевых районов Лондона – Ист-Энд, рабочий район.

И с несколькими друзьями (тоже музыкантами, у них уже была группа к тому моменту) и их подругами, они сняли целый дом или этаж, потому что в Лондоне простаивали порой целые дома, кварталы были брошены.

В результате они поселились в этом заброшенном доме, сами начали его ремонтировать, делать проводку, а в подвале развернули репетиционную базу и играли там свою странную музыку. И именно в какой-то из таких моментов Фаррен открыл газету, и там написали, что в Ист-Энде самый высокий процент асоциальных элементов. Фаррен сказал: «Асоциальные элементы, это вообще самое лучшее название для моей группы». И с тех пор его коллектив стал называться Social Deviants, но впоследствии это сократилось до Deviants.



The Deviants 

Начали они репетировать с 1965 года, но с того времени записей не сохранилось. Они репетировали, пытались каким-то трудом находить себе ангажементы, но никто их особо не хотел приглашать, потому что музыка была шумная, громкая и играть тоже особо не умели. И группа себя ощущала в каком-то вакууме, особенно это касалось Мика Фаррена, он вот не чувствовал, что есть какое-то сообщество, к которому он мог бы себя отнести, он ощущал себя неприкаянным.

Но, однажды, это было в октябре 1966 года, один знакомый посоветовал Фаррену сходить на интересное мероприятие, вечеринку, посвященную выходу первого номера андерграундной газеты International Times, или как она сокращенно называлась I.T.

Это было мероприятие, там был целый хэппенинг-концерт, оно было в заброшенном доме, который по-английски называлась round house, в котором до этого никогда не проводились концерты и подобные мероприятия. Фаррен пришел туда, увидел, что там были совершенно интересные люди, там выступали интересные группы, которые очень интересно звучали. В частности, такие как Pink Floyd или Soft Machine. И Фаррен неожиданно ощутил, что это его место, он хочет быть среди этих людей. И, в общем-то, мероприятие было историческое, потому что, как все говорят, именно с этого мероприятия в Лондоне началось хипповское движение.

Фаррен познакомился с двумя очень важными и интересными людьми там.

Во-первых, это был Джон Хопкинс, его также называли Хоппи, он был организатором этого мероприятия и уже через некоторое время Хопкинс решил продолжить практику этих психоделических вечеринок, концертов. Настолько здорово было в round house, что он арендовал целый дом в Лондоне, в котором по пятницам происходили мероприятия.

Клуб занимал помещение одного танцевального зала, но по пятницам, когда там все происходило, он назывался совершенно по другому, он назывался U.F.O

И всем этим заведовал Джон Хопкинс.

Другой человек, с которым познакомился в клубе Мик Фаррен, тоже был увлечен музыкой, друг Джона Хопкинса, его звали Джо Бойд.

Джо Бойд очень здорово помогал Хопкинсу в организации концертов в U.F.O, но как говорит Фаррен, они очень различались. Если Джон Хопкинс был энтузиаст, у него всегда были сумасшедшие идеи, он все время бегал, что-то придумывал, организовывал, то Джо Бойд был человек более спокойный, несколько отстраненный, и он больше был сосредоточен на музыке, он любил слушать музыку, а не организовывать и придумывать.

И когда клуб U.F.O открылся, Мик Фаррен очень хотел во всем этом принять участие, ну и деньги ему, наверно, тоже были нужны. И Хопкинс предложил ему работу в этом клубе, никем иным, как вышибалой. Эта должность как никакая определяет статус Мика Фаррена во всем этом хипповском сообществе. Потому что его задачей было стоять на дверях клуба U.F.O и не пускать некоторых хиппи, которые слишком много себе позволяли, и, кроме того, собирать деньги.

И вот, в частности, что вспоминает Фаррен об этом и какие были сцены: «Некий хиппи спрашивает: «Эй, чувак, знаешь что?».

Фаррен: «Что?».

Хиппи: «Если мы все, ну, сконцентрируемся на наших собственных вибрациях и, ну… сфокусируемся, то сможем превратить это место в настоящее НЛО! И, ну типа, сможем вместе отправится в космос».

Фаррен: «Просто заходи, ладно?».

Хиппи: «Нет, правда, чувак».

Фаррен: «Просто заходи и объясни это кому-нибудь еще».

Хиппи: «Слушай…».

Фаррен: «Я не хочу это слушать, просто заходи».

Плата за вход, если я точно помню, была 10 шиллингов, куда драматичней было бы сказать, что платой за вход был ваш разум, но это не так… 10 шиллингов. Не дешево, но уж точно не по людоедски. Но даже, несмотря на это многие пытались прошмыгнуть на халяву.

«Не напрягай меня этим трепом про деньги, чувак».

«Расскажи это Pink Floyd».

«Деньги нужно упразднить, ты понимаешь о чем я?».

Фаррен: «Я абсолютно с тобой согласен и Фидель Кастро».

Тут тень сомнения пробегала по лицу антиматериалиста: «Ты согласен?».

Фаррен: «Конечно согласен, сколько денег у тебя с собой?».

Чувак: «Я не знаю?».

Фаррен: «Ну, так посмотри».

Антиматериалист залезал в карман джинсов, выгребал горстку монет и проводил инвентаризацию: «4 шиллинга и 9 пенсов».

Фаррен: «Давай сюда».

Чувак: «Что?».

Фаррен: «Просто давай сюда».

Он с сомнением передавал мне свой капитал, который я бросал в обувную коробку, служившую кассой, потом, наконец, осознав, что его впускают в пол цены, антиматериалист собирал в кучу свой прагматизм и исчезал среди толпы, шума, дыма и светового шоу».


Несмотря на работу вышибалой в U.F.O, группу Social Deviants Мик Фаррен не забрасывал, в результате получалась странная вещь, он работал в клубе U.F.O, но почему-то до сих пор не играл здесь со своей группой. И он решил, что эту проблему надо как-то исправить и поэтому он подошел к музыкальному руководителю клуба U.F.O, которым был Джо Бойд, Мик дал послушать свою запись Джо Бойду, Джо Бойд послушал и сказал: «Это мусор».

Тогда Мик Фаррен через какое-то время еще дал одну запись Джо Бойду. Джо Бойд сказал: «Мусор это все, ерунда».

Потом, видимо, еще несколько раз эта история повторялась, в результате Мик Фаррен его так утомил, что Джо Бойд тогда решил сходить на концерт Deviants и послушать, он послушал и сказал: «Но это же мусор!».

Но в результате психологического давления, со стороны Мика Фаррена, попытки не прекращались, и Джо Бойд все-таки выделил Мику Фаррену несколько часов для выступления. Это были ранние часы, где-то примерно в 5 утра, обычно в это время играли авангардные джазовые группы в клубе U.F.O, которые служили для того, что бы те, кто засиделся в клубе не засиживался, а поскорее выметался.

Но видимо выступления Deviants проделывало эту же работу быстрее, в результате Джо Бойд успокоился и в своей книжке он пишет: «Ну, хотя бы я продержался три месяца».

Именно у Джона Бойда Мик Фаррен впервые услышал записи одной малоизвестно американской группы, которая на него произвела большое впечатление, группа называлась Velvet Underground, это были просто демонстрационные записи, которые в 1966 году участник группы Джон Кейл, британец, привез в Лондон.

И эти демо записи Velvet Underground просто распространялись по всему Лондону, и попали, в том числе к Джо Бойду и Джону Хопкинсу, которые крутили их всем знакомым.

Фаррену это все настолько понравилось, что он быстренько эти записи у Бойда свинтил, правда, как вспоминает Фаррен, у него эти записи тоже кто-то свинтил. В то время народ понимал, что к чему и что нужно.

Но Фаррен говорит, что за время, что записи у него были, он успел с группой освоить несколько песен из репертуара Velvet Underground, несмотря на то, что это были демонстрационные записи. И потом, когда вышел первый альбом Velvet Underground, выяснилось, что одна из песен, которую они разучили, на альбом не попала. И Фаррен долгое время думал, что эта песня ему приснилась и только в 90-х, когда вышли демонстрационные записи к первому альбому Velvet Underground, выяснилось, что одна песня на альбом действительно не попала, песня называется Promenade Man.

Услышав записи Velvet Underground, очень великие люди выражали желание стать их менеджерами, такие как Питер Джекер, который был менеджером Pink Floyd и даже Брайан Эпстайн, который был менеджером The Beatles. И некоторые говорят, что только смерть помешала Брайану Эпстайну стать менеджером Velvet Underground потому, что он был заинтересован, по крайней мере, в Англии.

Еще одно знакомство, которое изменило жизнь Мика Фаррена, произошло с интересным лондонским человеком Барри Майлсом, история следующая.

В Лондоне существовал клуб. Который назывался Scotch of St James. Этот клуб регулярно посещали разные известные люди, в том числе и Пол МакКартни, и компания друзей, (среди которых были Питер Эшер из группы Peter and Gordon, а также Барри Майлс) которые решили открыть там что-то вроде центра искусств. В результате Пол МакКартни и сестра Питера Эшера, которую звали Джейн Эшер, они вместе помогли профинансировать открытие этого центра искусств, который получил название галерея Индика, и он располагался в подвале этого клуба, там также проходили выставки, в частности известно, что именно там познакомились Джон Леннон и Йоко Оно.



Та самая галерея Индика, которая находится в подвале клуба Scotch of St. James

На первом этаже, в то же время, располагался книжный магазин и им как раз заведовал Барри Майлс, кроме книг там были пластинки и многие самые разные хипповые и модные вещи из Нью-Йорка, в том числе авангардные и протопанковские записи.

По воспоминаниям того же Барри Майлса, который написал книгу о Поле МакКартни, так как тоже был его другом, МакКартни часто среди этих пластинок гулял и в том числе ухватил там первый альбом такой андерграундной нью-йоркской группы, как The Fags, а также первый альбом Фрэнка Заппы Freak Out. Причем рассказывают, что МакКартни настолько впечатлился альбомом Freak Out, что сообщил Барри Майлсу о том, что The Beatles собираются записать свой собственный Freak Out.

Вот, в частности, что вспоминает о книжном магазине Индика, Мик Фаррен в своей книге: «Настоящим эпицентром всех событий оказался книжный магазин Индика на саут хэмптон роуд, граничивший с проверенным временем магазином Блумбери.

Сегодня, когда маленькие поджанры музыки, литературы имеют свои собственные магазины, это может показаться странным, но в то время зайти в Индику было все равно, как получить билет в волшебное царство.

В те дни все, что не относилось к ширпотребу, требовало должных блужданий и поисков. Butter Books магазин на черен кроус роудс мог предложить разумный выбор битнической и современной поэзии и романов. Магазин пластинок Добала расположенный на другой стороне улицы по диагонали, занимался джазом, блюзом и фолком. В магазине Music Land на бервен стрит была импортная психоделия, но это было почти все. Хотя Джон Пил регулярно заводил Captain Beefheart по радио американские копии его первого альбома Save as Milk было очень сложно найти за пределами лондонского Вест-Энда.

За большинством другим вещей нужно было охотится с терпением и усердием. Книги комиксов, Surf, Hot Rod, журналы об НЛО и детективах можно было заказать только у международных исполнителей.

Даже сомнительные книжные магазины принимали участие во всем этом, экземпляр книги «Джанки» Уильяма Берроуза можно было высунуть из груды потрепанных брошюр с названием вроде «Рабы греха», «Девичья любовь» или «Как я была бомбой на заднем сиденье».


И для тех, кто был готов заниматься подобными раскопками Индика, казалось, могла предложить все, что угодно.

Целая полка Берроуза, «Последняя остановка в Бруклине», Малкольм Экс, тантрическая йога, Тэрри Саутерн, Тимоти Лири, Маркиз Де Сад и Говард Филипс Лавкрафт. Хотя Индика не позиционировала себя как магазин музыки, ящик пластинок под кассой, содержал почти недоступные сокровища вроде: Sun Ra, The Fags, Эрика Дольфи, Holy Modern Randels (хипповая андерграундная группа), а также записи выступлений Берроуза, Алена Гинзбурга, Ленни Брюса, Эзера Пауленда и Лорда Бакли.

Я обнаружил, что в США, оказывается, андерграундные газеты выпрыгивали как грибы после дождя и их экземпляры выставлялись как одна большая газетная инсталляция».





Источник:
Категория: Упаднический декаданс | Добавил: Dreamy_Owl (14.01.2013) | Автор:  
Просмотров: 285 | Комментарии: 0 | Теги: статья | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]