a.music

Войти через uID
Главная » Статьи » » Упаднический декаданс [ Добавить статью ]

Краут-рок, до панка в Англии

Собственно немецкий панк рок во многом произошел от английского, но до того, как панк-рок появился в Англии, в Германии, в конце 60-х начале 70-х существовала музыка, которая во многом повлияла на британские панк группы, предвосхитила все это. И сейчас рок пойдет именно о краут-роке.

Краут-рок – это общее название немецкой классической музыки, естественно, музыка эта разная, и чего так только нету, но здесь речь пойдет о панковских корнях в краут-роке, что из краут-рока повлияло на панк и оказывается, что очень многое из этого жанра оказало дальнейшее влияние на панк.

История названия краут-рока уходит во времена второй мировой войны. Потом что англичане во время второй мировой войны называли немцев – краутс, это такое несколько уничижительное название, как и фрицы, но только краут в немецком языке не имеет собственного значения, это что-то растительное, оно сочетается с другими корнями, например, «зауэркраут» означает квашеная капуста. И возможно от этого словосочетания англичане и образовали этот термин – краутс.

И в конце 60-х годов в Англию начала просачиваться эта самостоятельная немецкая музыка и британская пресса достаточно снисходительно к ней отнеслась и считала ее копией британской музыки.

Они вспомнили про термин краут и стали называть эту музыку краут рок.

То есть пресса относилась к музыке снисходительно и сам термин был довольно уничижительным. Но постепенно она в Англии приобретала все больше поклонников, становилась широко известна в узких кругах и такой человек как Джон Пил, известный английский радиоведущий активно эту музыку пропагандировал. И постепенно эта негативная составляющая утрачивалась.

Одним из важных составляющих краут-рока было такое движение, как минимализм, максимально минимализировать музыку, то есть упростить ее к истокам.

Теперь нужно разобраться в том, какая ситуация была в Германии конца 60-х годов, когда эта музыка начала образовываться.

Конец 60-х, или особенно 1968 год, был довольно горячий год и в США, и в Италии, в Германии, особенно во Франции. Везде проходили какие-то молодежные волнения, в Америке народ протестовал, в основном, против вьетнамской войны, в Париже в мае были огромные демонстрации против существующей системы образования, против порядков. Вышло около миллиона людей в Париже.



Восстания в Париже 1968 года

Но по-большому счету молодое поколение просто подросло до такого сознательного уровня и оно поняло, что ситуация в мире его не устраивает. И молодое поколение начало во весь голос об этом заявлять и тоже самое происходило и в Германии. Потому что в мае 1968 года на улицы боно вышло около 80 тысяч студентов и рабочих, в общем-то Германия была похожа в этом смысле на Америку, Францию, Англию.

Там слушали ту же англоязычную музыку, там были те же проблемы, там точно также молодых людей не устраивало то, что происходит, но в Германии была еще своя специфическая ситуация. Германия была страной, которая пережила нацизм, и это была страна, которая проиграла вторую мировую войну. Если в Англии и в Америке молодые люди, которые доросли до двадцатилетнего возраста, они чувствовали себя хозяевами жизни, они чувствовали, что у них на душе праздник, что все жизнь им принадлежит, не кому-то, а им. И в Англии и в Америке протест носил позитивный характер, правительство плохое, мы хорошие.

А в Германии было так, что у многих детей родители, в прошлом, были нацисты и многие молодые люди ощущали, что их страна проиграла, что не было обидно, но в стране было общее депрессивное настроение.

В 1968 году канцлером Германии был человек, который когда-то состоял в нацисткой партии, и все эти обстоятельства придавали немецкой молодежи какое-то особое угнетенное состояние. И если в Америке, Англии и Франции общество протестовало против правительства, то в Германии общество протестовало против себя. И в 1968 год в Германии чем-то напоминал 1975 год в Англии, когда опять же была депрессия, опять общество находилось в сложном состоянии, а через год появились панк.

Вот что по этому поводу говорит один из известных немецких музыкантов Ирмин Шмидт, это один из музыкантов группы Can: «У всех молодых революционеров 1968 года родители или были когда-то нацистами или пострадали от нацистов. И отношение родителей к нацизму и детей к этим родителям, это было специфическое немецкое явление, оказавшее большее влияние на проблему 1961 года. За прошедшие 20 лет (Ирмин Шмидт имеет ввиду то, что произошло после второй мировой войны) мы избавились от культуры, в руинах лежали не только наши города, но и наша культура, только культуру нельзя было отстроить заново».

И, может быть не случайно, что в 1968 году, в западном германском городе Эссене, состоялся первый, большой немецкий рок-фестиваль.

На котором выступили не только зарубежные монстры, как Алексис Корнер или Фрэнк Заппа, но и немецкие, австрийские, швейцарские коллективы, такие как Amon Duule, Guru Guru Groove, которые потом просто переименовались в Guru Guru, из Швейцарии. И в какой-то момент для Германии это прозвучало как откровение, потому, что оказалось, что у Германии есть своя собственная оригинальная музыка. Считалось, что в Германии до 1968 года своей собственной музыки не было, были группы, которые тем или иным образом пытались копировать англичан или американцев, которые пытались копировать The Beatles, бит, Rattles, Lords.

Но 1968 год показал, что у Германии появились свои собственные группы и в Германии участие в рок-группе было очень здорово завязано с политическими явлениями. Участие в рок-группе было одним из проявления протеста, людям не нравилось то, что происходило в обществе.

Известно, например, что группа Guru Guru сотрудничала с немецкими социалистами, с крайне левыми. Организовывала концерты в тюрьмах и зачитывали на концертах разные политические тексты. Amon Duule первый состав этой группы тоже был близок к радикальным элементам, а Faust шли еще дальше, говорят они на концертах крошили на сцене отбойными молотками цементные блоки, демонстрируя таким образом протест против вещей происходящих в обществе.

И на самом деле, по духу, по строению это не так уж далеко от панк-рока и может быть не случайно в 1968 году образовалась группа Can.



Группа Can

Can оказали возможно самое значительное влияние на немецкую музыку. Для Can, как и для многих других немецких музыкантов, было очень важно создать свою собственную музыку, а для этого, по мнению лидера Can, его звали Хольгер Шукай, нужно было начать с самого начала, а для того, что бы начать с самого начала не нужно было далеко ходить, городить города, что-то изобретать, по его словам нужно было просто сосчитать до четырех и забыть все, что было до этого. И это очень похоже на идеи панк рока.

Вот несколько цитат от будущих панков, Пит Шелли из группы Baskaks: «Я никогда бы не взялся за гитару, если бы не Марк Болан и не Михаэль Корелли из Can». Известно, что в июле 1977 году Джонни Роттен из группы Sex Pistols появился на радио-шоу Томми Вэнса и принес свои любимые пластинки, среди них был альбом Tago Mago, группы Can и Джонни Роттен сказал: «У них самый удивительный ударник из тех, что я когда либо слышал». Джонни Роттен всегда признавал свою любовь к Can и также признавал то, что узнал о них от Сида Вишеса.

Некоторые даже утверждали, что Джонни Роттен, он же Джонни Лайден, после ухода из Sex Pistols просился в Can, его не взяли.

Стив Северин из группы Siouxsie and the Banshees говорит, что «до того, как появился Боуи, другой музыкой, от которой мы тащились была немецкая группа Can. Can открывали множество возможностей, мне повезло увидеть, как Can отыграли свой первый концерт в Англии в 1973 году (на самом деле память его чуть-чуть подводит, это было немного раньше) они просто вышли и играли без остановки 2 часа, один номер переходил в другой, на публику это оказывало завораживающее действие, я чувствовал, что стал участником странного ритуала о котором не говорят вслух».

Британский студент Ник Уэллс, который попал на самый первый концерт Sex Pistols говорил: «Они звучат очень громко, также громко, как Can, которые когда-то сыграли самый громкий концерт в моей жизни».

Группу Can основали два музыканта Хольгер Шукай, у него польское происхождение, он из города Данзига, который позже переименовали в Гданьск, и Ирмин Шмидт, оба этих человека имели классическое музыкальное образование, они обучались у знаменитого немецкого композитора Карлхайнца Штокгаузена, который был самым значительным явлением в немецкой музыке после второй мировой войны, он был самым значительным немецким культурным достоянием.

Они были очень разными, если Хольгер Шукай был достаточно правильным, примерным студентом, слушал внимательно все, что говорил Штокгаузена, то Шмидт слушал другую разную музыку, он слушал рок музыку, любил Velvet Underground и Джимми Хендрикса, а Хольгер Шукай долгое время рок музыку вообще недооценивал, он говорил «ну рок музыка, это несерьезно».

И в какой-то момент Ирмин Шмидт дал Хольгеру Шукаю послушать некие образцы британской рок музыки, и Хольгер Шукай впечатлился и сказал: «Вот это да, значит действительно в этой музыке что-то есть».

Но идея Ирмина Шмидта была создать именно рок группу притом, что ни у Шукая, ни у Шмидта опыта в рок музыке никогда не было и они решили начать играть рок музыку.

В результате у них получилось сознательное дилетантство. То есть концепция дилетантства была заложена в самой группе. Люди, которые никогда не играли рок музыку, но которые имеют классическое музыкальное образование, решили попробовать делать рок группу. И таким образом получилась Can, которые изначально назывались Inner Space.

Они позвали еще двух музыкантов, гитариста Михаэля Корелли, который был учеником Хольгера Шукая и позвали барабанщика Яки Либецайта, они дали свой первый концерт в июне 1968 года и те, кто их слышал, говорили, что звучало все, как будто музыканты действительно, впервые взяли инструменты в руки пару часов назад.

Ну, во многом так оно и было, тем не менее, группа продолжала репетировать, им не хватало только вокалиста. И вокалистом, как ни странно, но вполне в духе Can оказался американский скульптор, художник Малкольм Муни, который на самом деле был негром, и Хольгер Шукай так впечатлился характером натуры Малкольма Муни, что решил позвать его в группу. Так как Муни был очень колоритный персонаж, очень экстравагантный, у него была съехавшая крыша.

И вот как только Хольгер Шукай привел его в студию, музыканты попробовали что-то сыграть, сначала один дубль, потом второй дубль и со второго они записали номер, который прямиком вошел в первый номерной альбом группы Can, альбом Monster Movie, который вышел в 1969 году. Примерно в тоже время группа записала материал для еще одного альбома, даже еще до Monster Movie, но ни одна компания ни решилась его выпустить и альбом, который назывался Prepared to Meet Die Pnum, в результате эти записи вышли позднее на альбоме Can Delight 1968.



Обложка альбома Can - Monster Movie (1969)

Вообще Малкольм Муни был специфический персонаж. Однажды группа давала концерт в своей собственной студии, студия у них находилась в замке, им владелец одного из замков разрешил пользоваться помещением. Они давали концерт в этой студии, народу было много, все не влезали, часть расположилась за дверью на лестнице и музыканты вышли на сцену, немного припозднившись вышел Малкольм Муни, группа заиграла какое-то импровизированное сопровождение, какое они всегда делали, Муни посмотрел на людей, которые сгрудились на лестнице и начал напевать «upstairs down stairs», и так вошел во вкус, что не мог остановится целый час, музыканты играли благополучно джем сопровождения, в конченом счете они сложили инструменты и вышли. Когда группа вернулась через десять минут Муни по-прежнему оставался у микрофона и продолжать орать «upstairs down stairs». Говорят он орал подряд два часа, пока у него не кончились силы и он свалился на пол и тогда еще продолжал бормотать.

А была еще более драматическая ситуация. На одной из выставок авангардного искусства, Муни был скульптор и ходил на такие выставки, проходила выставка известного французского скульптора Армандо. Арманд привез очень интересные экспонаты, такие кирпичи из оргстекла, или плексигласа, в который был залит некий художественный мусор, и эти кирпичи были сложены штабелями где-то в углу и продавались, в среднем около 6000 марок за штуку, что было не очень дешево.

Возможно поэтому торг не шел и обстановка была несколько скучноватой и напряженной. И Малкольм Муни решил, что если скучновато, то нужно как-то разрядить ситуацию. Он решительно забрался на эти штабеля художественных кирпичей по 6000 марок за штуку и устроил аукцион. Он начал выкрикивать: «Так, 30 марок, кто больше, 40 марок, 50». Естественно ценители искусства, которые смекнули, что к чему, они начали быстро давать Муни деньги и с этими кирпичами под мышкой быстро покидали здание.

Сам создатель этих творений, скульптор, когда он это увидел у него челюсть сначала отвалилась, первое время он стоял просто окаменевший, а потом он просто зарыдал.

И когда у Муни спросили, зачем он все это устроил, он сказал: «Мне хотелось как-то оживить ситуацию».

В итоге жена Ирмина Шмидта увезла его на машине, так как надо было что-то делать, а наторговал он на чуть более 3000 марок, что тоже неплохо.

Дела с Муни шли не очень хорошо, он опасался, что американская армия призовет его на военную службу и что они повсюду за них охотятся, но в один прекрасный день он забрался в шкаф и сказал, что из шкафа не вылезет. Потому что иначе американские вояки его найдут и заберут в армию.

Он просидел в шкафу несколько дней, после чего группа решила, что с Муни надо что-то делать, отвела его к психиатру, психиатр сказал, что ситуация критическая и его нужно отправлять на родину.

Муни отправили на родину, он лечился, учил искусству детей, но сам при этом был под наблюдением. В середине 80-х он организовал с группой reunion, они записали вместе альбом Rite Time, который для Can оказался последним.

Can пели на английском потому, что несмотря на заявлении о создании собственной музыки, они хотели ориентировать ее на англоязычный рынок. Собственно на английском пели многие другие группы в Германии, но в случае с Can, это был не только маркетинговый ход, но Муни был американцем и ему было так проще.

Следующий вокалист у них был японец, которого они подобрали на улице. Его звали Дамо Судзуки. Композицию, со второго альбома CanSoundtracks, Mother Sky, которая идет 15 минут журнал Rolling Stone включил в сотню лучших гитарных треков за всю свою историю.

Вот что Хольгер Шукай говорил: «Уход Муни стал для нас проблемой, мы почувствовали, что остались одни, но 3 месяца спустя я нашел Дамо Судзуки в Мюнхене на улице. Он молился солнцу и делал очень дикие жесты. Я сидел в кафе вместе с Яки Либецайтом и сказал ему: «Видишь этого парня, он будет нашим новым вокалистом». Джеки сказал: «Да ты рехнулся».

А я пошел к Дамо и сказал: «Мы сегодня выступаем перед аудиторией в 5000, хочешь с нами?».

Он сказал: «Да мне вообще-то все равно сегодня нечем заняться». Он вышел с нами на сцену, когда он только начал, без всяких подготовок и репетиций, он был спокойным и молчаливым самураем. Что-то вроде японской медитации.

Неожиданно он превратился в дикого и яростного воина, и тогда вся публика встала и ушла, но некоторые остались».


На втором альбоме Soundtracks часть номеров с Муни, часть с Судзуки.

Группа работала нал следующим диском, в который она вложила много сил, он назывался Tago Mago и вышел в 1971 году. Он считается одной из вершин творчества группы. Дальше у них наступил пик альбомов Ege Bamyasi 1972 года и Future Days 1973 года считаются, может быть, самыми лучшими у поклонников.



Обложка альбома Can - Tago Mago (1971)

А вот, что на эту тему говорит Хольгер Шукай, его спросили «есть ли альбомы Can, которые вам особенно нравятся?». Он ответил: «Я считаю, как более важными, самые первые наши альбомы потому, что Can находились в самом невинном состоянии, если группа новая и молодая и начинает с самого начала, то на самом деле все, что она совершает будет правильно, ошибок не будет, ты делаешь что-то неверное только тогда когда начинаешь учиться, и когда ты становишься старше и опытнее вот тогда наступает время, когда ты начинаешь делать ошибки. Это нормально, я думаю так происходит в любой группе и по этой причине я очень люблю именно ранние альбомы, Monster Movie, Tago Mago, Soundtracks отличный альбом и особенно альбом Future Days».

Яки Либецайт говорил: «Когда мы только начинали это было здорово, у каждого было лишь немного нот, которые он мог играть. Наши технические возможности возросли, это началось с Tago Mago и слетело с катушек на Future Days, я думаю музыка стала слишком симфонической».

И Хольгер Шукай соглашается: «Да, это было началом конца, но с Can всегда все было началом конца».

В 2006 году британский журнал Mojo выпустил специальный номер панк рока и к журналу прилагался сборник Roots of Punk, его составили авторы журнала, на этот сборник вошел трек Mushroom с альбома Tago Mago.

Следующая группа Kraftwerk может не ассоциироваться с панком, но до того, как он стала популярной электронной группой и популяризировала электронную музыку, скрестив электронную музыку и танцы, они играли немного другую музыку.



Группа Kraftwerk

Kraftwerk это прежде всего два человека, Ральф Хьюттер и Флориан Шнайдер.

Вот что говорит Ральф Хьюттер по поводу музыки Kraftwerk: «Мы были первым послевоенным немецким поколением, детьми западной Германии, мы были обязаны открыть заново звучание нашей повседневной жизни, просто потому, что этого звучания больше не существовало. Мы должны были определить заново нашу музыкальную культуру, не только музыкальную, на самом деле, к концу 60-х те же проблемы были у писателей, режиссеров, художников, им всем необходимо было изобретать новый язык.

После войны немецкая индустрия развлечений была разрушена, у немцев украли их собственную культуру, приделали ей американскую голову и я думаю, мы были первым поколением, которое сбросило эту голову и поколением, которое поняло, где ощущать американскую музыку, а где ощущать нас самих. Мы стали первой немецкой группой, которая начала записываться на нашем родном языке, использовать наш электронный бэкграунд и создавать нашу собственную центрально европейскую индивидуальность».


И вот еще: «Мы проснулись в 60-х и осознали, что Германия стала американской колонией. Не было немецкой культуры, немецкой музыки, не было ничего, мы как будто жили в вакууме. Молодежи нравился американский образ жизни, машины, гамбургеры и рок-н-ролл».

И музыканты Kraftwerk начали с этим бороться. История Kraftwerk начинается с группы под названием Organization, которую и организовали Ральф Хьюттер и Флориан Шнайдер в 1968 году, это была совершенно другая музыка. Абстрактная электронная, психоделичная, напоминающая Dungeon Dream, тоже немецкий электронный коллектив, или Pink Floyd.

Они выпустили альбом под названием Tone Float, он успеха не имел и группа распалась. И тогда Хьюттер и Шнайдер решили делать что-то более определенное, они оборудовали в Дюссельдорфе студию, которую позже назвали Klinklant (не проверено), им помогал известный немецкий звукорежиссер Конни Планк. Он записал многие немецкие альбомы.

И первый альбом Kraftwerk Ральф Хьюттер и Флориан Шнайдер записали в июле-августе 1970 года, им помогали сессионные ударники, среди которых был знаменитый немецкий ударник Клаус Дингер, этот человек действительно много сделала в немецкой музыке, в рок музыке и, к сожалению, в марте 2008 года он умер. Он участвовал в записи первого альбома Kraftwerk, тогда еще электронных ударников у Kraftwerk не было.

Альбом вышел в 1970 году и занял 30-е место в Германии, при этом. Что музыка совершенно не коммерческая, порой абстрактная. Назывался альбом Kraftwerk и это единственный альбом, где у группы можно услышать живые ударные.

Вот что дальше происходило с группой, скоре один из основателей Ральф Хьюттер уходит из группы, что бы продолжать учится, а Флориан Шнайдер продолжает и приглашает в группу нового музыканта, которого зовут Михаэль Роттер и Kraftwerk в какой-то момент превращаются в трио, основатель Шнайдер, ударник Диггер и гитарист Роттер. В таком, историческом составе Kraftwerk появляются на немецком телевидении в передаче Bitclub, это единственный случай, где можно увидеть именно этот состав группы.

Но вскоре получается, что основатель и идеолог Флориан Шнайдер обнаруживает, что два новичка ведут группу немножко не в том направлении, в котором ему бы хотелось, то есть контроль над группой начинает от него уходить. В результате в группе назревает конфликт и новички уходят из Kraftwerk и решают создать свой собственный проект, который он называют Neu, что означает «Новый».

И действительно, музыка, которую начинают записывать Клаус Диггер и Михаэль Роттер, она ни на что не похожа. Свой первый альбом они записывают спустя несколько месяцев после ухода из Kraftwerk, в декабре 1971 года. Тот же самый Конни Планк, звукоинженером помогает им. Обложка самая простейшая, просто написано «Neu!» и подчеркнуто. Никому неизвестная группа продала этого альбома 30000 штук, что не так уж плохо.



Обложка альбома Neu - Neu! (1972)


Альбом был выпущен в 1972 году. И считается сейчас классикой рока.

Первая же композиция с этого альбома Halo Galo обозначает всю идею Neu!. Дингер обеспечивает плотный ударный звук, а Роттер накладывает гитарные партии.

Клаус Дингер был по настоящему безбашенным и агрессивным музыкантом, на концертах, говорят, уходит в настоящий отрыв, если Михаэль Роттер долго не стригся, ходил с патлами, то Клаус Диггер достаточно быстро очень коротко подстригся.

Он говорил: «Средствам массовой информации хочется иметь дело с покладистыми музыкантами, у которых все прекрасно, которые всем довольны и на все соглашаются, которые охотно идут на контакт, но только тот, кто ведет себя как песок в коробке скоростей может претендовать на звание настоящего художника, образцом должен быть Ван Гог».

А вот что говорил Михаэль Роттер, он более спокоен и похож на хиппи, его спрашивают: «Что вы думаете о другой немецкой музыке?». Он ответил: «В то время, как я был в Neu! Я был слишком занят своей собственной музыкой, что бы обращать внимание на немецкую музыкальную сцену. Не говоря уже о том, что бы следовать за ней, но в музыке происходили перемены, многие музыканты развивали свои собственные идеи, что бы отличатся от англо-американских рок шаблонов и с такими музыкантами я ощущал общность. В Европе. Это было время социальных волнений, политических демонстраций, в Берлине, в Париже, в Праге, реакция на давление существующих структур, желание начать все сначала, в немецкой политике символом желания начать все сначала стал Вили Брант, который изгладил противоречие между восточной и западной Германией, добился примирения с жертвами нацизма, вьетнамская война и конфликты в США также оказали на нас влияние.

Джимми Хендрикс, который при помощи своей гитары «сжег» американский национальный гимн в Вудстоке, был одним из самых сильных музыкальных впечатлений в моей жизни. Этот бунтарский дух времени отражен в нашей музыке».


В 1973 году Neu Начали записывать свой второй альбом, они записали одну сторону альбома, после чего у них кончились деньги. У них в арсенале был еще один сингл, который они до этого выпустили, в результате Neu решили на вторую сторону альбома поместить две песни с этого сингла, а во вторых те же самые две проиграть на разных скоростях, в результате на второй стороне появились вещи с пометками «78» и «16», в зависимости от скорости на которых это было проиграно. Некоторые считают, что Neu первая так изобретательно плюнула в душу покупателя.

Третий, последний, альбом группы был записан в 1975 году, он получил название Neu, много противоречий было между музыкантами, но, в конце концов, они выпустили только один альбом.

В середине 80-х у них был reunion, но работу до конца они не довели.

Среди ярых поклонников группы Neu! были такие люди, как Брайан Ино и Дэвид Боуи, Боуи настолько впечатлился вещью с третьего альбома Neu! Hero, что сочинил песню под названием Heroes. Дэвид Боуи также звал Михаэля Роттера на запись своего альбома Heroes, но он был в делах и не приехал. А коллеги из Kraftwerk, бывшие после трех экспериментальных альбомов, добрали состав и в том же 1975 году выстрелили легендарным диском Autobahn, полноценный электронный диск, с электронным битом, который фактически сделала популярной электронную музыку и проложил дорогу всей будущей танцевальной музыке.

Рассказывают, что группа Suicide однажды во время концерта в Берлине, они любили размахивать цепью, пугать народ, и фронтман этой группы Алан Вега увидел в зале четырех клерков, таких людей одетых в аккуратные пиджачки среди всего панк безумия.

И Алан Вега, яростно размахивал цепью уже хотел бросится на этих четырех людей, спрыгнул со сцены, подбежал с цепью к ним и друг ему сказали «ты что это же Kraftwerk». Тогда Алан Вега, потрясенный этим уронил цепь и рухнул на колени.




Источник:
Категория: Упаднический декаданс | Добавил: Dreamy_Owl (13.01.2013) | Автор:  
Просмотров: 803 | Комментарии: 4 | Теги: статьи | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 4
* 4 Dreamy_Owl   (17.01.2013 07:37)  
Все же современный панк более тяжелый!

* 3   (15.01.2013 09:20)  
Не знаю, лично мне панк-рок не очень. Для меня это слишком тяжелая музыка. А вам как?

* 2 sergeya   (14.01.2013 21:20)  
Самое лучшее в панке, даже более выверенный английский уже не то!

* 1 Derek   (14.01.2013 01:13)  
Во много краут-рок даже любопытнее чем панк-рок. Может из-за истории.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]